Monino Webseite
 ----------------

Материалы на русском языке

Письмо Сергея Крупского · 16.04.2006

26.04.2006

Мое почтение, уважаемые дамы и господа.

Давно уже собирался я сказать пару слов о Монино. Сейчас, похоже, уже совсем пора, поскольку скоро состоится встреча, на которой опять будут звучать слова. Очень хочется, чтобы было что-то после слов, чтобы, наконец, произошло что-то правильное, значительное, имеющее далеко идущие последствия.

Начну издалека. Вот уже больше восьми лет я знаком с деревней Монино и людьми, живущими там, приезжающими туда время от времени. Сначала я просто знакомился с местом, с очень непривычным для обычного городского человека жизненным укладом, с совершенно новыми для меня социальными взаимоотношениями. Потом я стал понемногу принимать участие в различных монинских делах. Сначала это было несколько отстраненно, потом я постепенно втянулся. Не скрою, мне всегда был симпатичен монинский и околомонинский социум. Я вполне разделял какие-то, как мне казалось, идеи, иногда проносившиеся в воздухе. Хорошее, красивое место, хорошие люди, стремление помогать ближнему своему – вполне достаточно стимулов для того, чтобы ко всему этому присоединиться.

Возможно, мне повезло больше, чем многим околомонинским персонажам. Со временем я не утратил способности смотреть на все, что происходит в Монино, со стороны. Я мог абстрагироваться от сложных взаимоотношений между людьми. Несмотря на свою собственную неидеальность, я даже позволял себе критически оценивать происходящее в деревне и в монинском социуме. Более того, я вообще смотрю немного по-другому на основополагающие принципы любого социума. И считаю возможным иметь свое собственное мнение о той части реальности, к которой я, по большому счету, не имею прямого отношения.

Так вот, сначала я просто считал, что помогать Монино можно и должно. Я считал, что люди, живущие в Монино, имеют вполне определенную цель, связанную с помощью ближнему своему. Я не очень понимал, как строятся взаимоотношения внутри общины, но поначалу мне достаточно было ощущения того, что я принимаю участие в хорошем деле.

Постепенно степень моей вовлеченности в монинские дела возросла. Кроме того, оказалось, что я взрослею, и мои взгляды на происходящее вокруг меня меняются. В какой-то момент для меня стало важным понимание того, что я делаю и почему. Конечно, я не могу сказать, что столь осознанный взгляд я имел на всю мою реальность, но в отношении Монино это сработало. И когда я по-настоящему задумался о том, чем хорошим чревато мое присутствие в деревне и участие в различных делах, я не смог дать себе определенного ответа. Оказалось, что я вообще как-то плоховато понимаю, что же это такое – Монино.

Поворотным моментом для меня, если я все правильно понимаю, стало строительство школы. Довольно большое число людей потратило значительное количество сил и времени для того, чтобы здание школы появилось в деревне. После окончания строительства дело оставалось за малым – запустить реальный учебный процесс. И вот тут произошел сбой. Целый год построенный дом выполнял функцию библиотеки, гостиницы, гостевого пристанища, но не школы. Именно тогда я задумался над тем, в чем причина всего происходящего в Монино. Ведь уже тогда абсолютно легко прослеживалась тенденция к уменьшению постоянных жителей, к ухудшению взаимоотношений между людьми, которые задавали тон во всей монинской деятельности, к увеличению бессмысленности происходящего.

Со временем я начал замечать, что мой интерес к происходящему в Монино постепенно уменьшается. Мне интересно строить реальность, а происходящее в деревне строительством я назвать не мог. Когда Михаил Борисович Старостин решил осесть в Монино и преподавать в школе, у меня появилась надежда на то, что, может быть, все же что-то начнет меняться, появится поступательное движение не только во временном измерении. Правда, уже тогда отношения между Мишкой и Владом были, мягко говоря, неидеальны. Я пытался, как мог, помочь изменить ситуацию, но я совершенно не собирался брать на себя всю ответственность за грядущие изменения. Короче говоря, у меня ничего не получилось. И когда я узнал, что Мишка решил все-таки уехать в Москву, у меня пропал остаток интереса к Монино, как к социальному образованию.

В связи со всем вышеизложенным возникает все-таки слишком много эмоций, что, как известно, не очень помогает разобраться в ситуации. Попробую перечислить некоторые из очевидных, с моей точки зрения, фактов, которые наиболее ярко характеризуют нынешнюю ситуацию в Монино.

1. Очень важный и существенный факт заключается в том, что с каждым годом количество постоянных жителей в Монино неуклонно уменьшается. В деревне не появляются новые постоянные жители.

2. Социальные взаимоотношения между членами общины плохо выстроены, постоянно возникают конфликтные ситуации. Отсутствует личная ответственность за реализацию долгосрочных проектов в деревне.

3. В деревню были вложены немалые деньги, значительная часть которых была получена на целевые траты, связанные с анонсируемой профильной деятельностью, которая носила эпизодический характер, а в последнее время практически сошла на нет. В любом случае, в настоящий момент профильная деятельность, а именно уход и работа с инвалидами, может осуществляться только людьми, не проживающими в Монино постоянно, а потому носит ярко выраженный сезонный характер.

Перечисленные факты я могу трактовать только как упадок всей монинской общины. Причин у всего происходящего несколько, но все они, по-моему, понятны и в большой степени бесспорны.

1. Вся история человечества так или иначе связана с определенными личностями, в разные моменты времени бравшими на себя ответственность за судьбы всех остальных. Человеческий социум по сути своей не является конструктивным, способным к высокоуровневой самоорганизации. Толпа не может сама себе придумать весомые смыслы для совершения определенных действий. Яркие личности всегда были необходимы, чтобы направить человечество в каком-то определенном направлении. В Монино подобных личностей, способных контролировать, формировать монинский и околомонинский социум и управлять им, не оказалось. И самое главное – это отсутствие у социума внятных целей, исходя из которых можно было бы хотя бы в какой-то временной перспективе рассматривать деятельность всей общины. Только личность или небольшая группа личностей способна сформулировать определенные цели и направить развитие социума в сторону их достижения. После ухода со сцены Елены Давыдовны никаких внятных жизнеспособных целей у общины по сути не осталось.

2. Отсутствие целей очень сильно влияет на рядовых членов социума. Если нет подсознательного ощущения постоянной формальной мотивации для совершения определенных действий, никто долго не в состоянии производить эти действия, тем более производить максимально эффективно. Отсутствие конкретной цели лишает человека ощущения движения в правильном направлении. Он начинает сомневаться и старается уклониться от выбора. В результате разные члены социума начинают иногда двигаться в существенно различных направлениях, зачастую будучи уверенными в том, что их путь, безусловно, самый верный. И нет никакой возможности сравнить два движения, чтобы определить, которое из них является правильным. Нет никаких оценочных критериев, определяемых соответствующими целями. Парадокс ситуации состоит в том, что при все этом может существовать ощущение абсолютной своей правоты у любого из членов социума. Вот и получается идеальная почва для возникновения любых конфликтов между рядовыми членами общины. Ситуация при этом абсолютно анархична и неуправляема. В общем случае выхода из такой ситуации без существенного изменения оной нет.

3. Иногда бывает так, что личности, сформулировавшие цели, в какой-то момент уходят в сторону. Если не появляются новые личности, способные соответствовать заявленным целям, постепенно основная деятельность социума вырождается, становится профанацией. Результаты порой совершенно не соответствуют заявленным целям. Акценты выстраиваются в зависимости от какого-то текущего процесса без ориентации на конкретный результат.

Так произошло и с Монино в тот момент, когда стало понятно, что Елена Давыдовна больше не является личностью, за которой готов идти социум. Достойной замены не нашлось, и вместо того, чтобы с самого начала разобраться с основными смыслами существования общины, все погрузились в уже существующий процесс, не понимая, что социум уже стал двигаться к существенно другим целям, но только неосознанно. Дальнейший путь был полон событий, из которых почему-то больше всего мне запомнились смерть Лильки и самые громкие конфликты (с Еленой Давыдовной, с интернатскими, с семейством Аннушки, с Мишкой). Это тоже можно определить, как локальные результаты.

Отсутствие целей и отсутствие нацеленности на конкретный результат, ко всему прочему, не дают возможности эффективно расходовать людской и финансовый ресурс. Если нет задачи достичь определенного результата, невозможно прогнозировать, а значит сравнивать запланированное изначально с полученным в конце.

4. Думаю, что для многих является очевидным то, что в Монино серьезные изменения к лучшему могут произойти только после появления новых людей. Я бы расширил утверждение. Монино нужны настоящие личности, которые смогут сами себе и другим ставить задачи, намечать цели. Эти люди должны быть мотивированы по-настоящему, чтобы создать что-то жизнеспособное. Но если изначальных рамок для таких людей существовать не будет, то маловероятно, что вся ситуация в целом их заинтересует. Если придут люди, способные формулировать для себя все-таки в меру локальные задачи, то представление о глобальных целях должно быть предложено им изначально, иначе им не за что будет уцепиться. Если же придут те, кто может любую реальность заставить вертеться в нужную сторону, то без существования изначальных рамок они моментально придут в конфликт с существующим монинским социумом, что, как мне кажется, довольно быстро приведет к разрыву.

Хотел я изложить все как-то попроще и поконкретней, но вышло все-таки не очень просто и как-то общо. Тем не менее, я все же попытаюсь подвести некое резюме. Что-то типа ответа на вечный вопрос “Что делать?”.

1. Необходимо подвести итоги существования общины от момента возникновения по сей день. Очень многое произошло за полтора десятка лет, и не только хорошее было. Сейчас, когда я приезжаю в Монино, я чувствую некоторую нагруженность самого места. Люди приходят, люди уходят, а в результате у самого места накапливаются кармические долги, которые очень сильно мешают жить и работать абсолютно всем, а также имеют тенденцию к увеличению. Хотелось бы, наконец, разобраться со всеми ошибками, сделать правильные выводы и продолжить движение дальше.

2. В Монино должны прийти новые люди, способные конструктивно относиться к окружающей реальности. Для этого должны быть сформулированы основные цели деятельности монинской общины и основные устои совместного существования членов социума.

3. В деятельности общины достижение конкретного результата должно преобладать над собственно процессом. Ориентация в каждом конкретном случае на результат поможет разумнее и бережнее тратить ресурс, предоставляемый различными людьми монинской общине. Я считаю, что это долг тех, кто получает в свои руки ресурс от других людей.

С этих трех пунктов по моему мнению надо начать. Если это будет сделано, дальше будет уже намного проще. Да и не хотелось бы забегать вперед.

Я довольно много занимался монинскими проблемами, достаточно труда и времени потратил. Я заинтересован в том, чтобы жизнь в Монино наладилась. Но я совершенно не хочу поддерживать уже устоявшийся порядок вещей. Я смогу участвовать в жизни деревни только в том случае, если что-то начнет меняться.

Поскольку после ухода Мишки людей в Монино уже почти не остается, я считаю, что околомонинский социум должен выразить свою гражданскую позицию к происходящему. Возможно, именно сейчас мы должны попытаться повлиять на ситуацию с тем, чтобы она изменилась в лучшую сторону. Монинский социум, на мой взгляд, показал свою несостоятельность в построении более-менее внятной жизни общины. Значит, должен кто-то еще принять участие в судьбе Монино, но не разговорами, а конкретными делами. И, прежде всего, важно наше понимание ситуации в целом. Без общего взгляда на все, мы рискуем лечить всего лишь один из симптомов болезни, а не ее первопричину.

Желаю всем конструктивных размышлений. Спасибо за внимание.

Крупский Сергей

---
 ----------------
Die Webunterstützung von Monino verwendet die Moninogelder nicht.

 ---
nb: из дерева, стены: художественная роспись, шкафы-купе, мебель и мебель, ika и nik
Textpattern